Смотрите видеоверсию журнала: Россия 1, Россия 24, Волга

Андрей Кузечкин

Андрей Кузечкин издал четыре книги, несколько раз номинировался на премию «Дебют», участвовал в Международной книжной ярмарке в Лондоне. Новая книга писателя, остросюжетный триллер «Стеклянные стены», выйдет летом в издательстве «Эксмо». Предлагаем вам отрывок из нее. 

 

Стеклянные стены


С приходом осени деревня вымирает. Дачники возвращаются в город, а местных жителей здесь почти не осталось. Можно спокойно бродить туда-сюда и фотографировать. Лишь изредка в каком-нибудь окне покажется суровое старушечье лицо — сразу ухожу. Не люблю сельских, даже когда они просто пялятся. Сельские — вымирающий вид, и они об этом знают. Эволюционировать или исчезнуть — вот и все их перспективы. Кто выбрал первый вариант — давно уехал, а те, кто остался, глядят на приезжих с ненавистью. Как будто это мы виноваты, что они — слабое звено. Когда-то здесь кипела жизнь. Здесь есть двухэтажный Дом культуры, а позади него — парк. Сейчас это, конечно, не парк, а просто рощица, обнесенная частоколом чугунных пик. Под слоем палой листвы угадываются дорожки. В зарослях виднеются останки качелей и скамеечек. Старательно фотографирую все это. Потом выложу в какой-нибудь тематический паблик. Сегодня я уже много наснимал. Остался последний штрих. В таком парке обязательно должен быть мемориал Победы. Вот и памятник. И первая неожиданность за день. Возле памятника стояла короткостриженая девушка в сером комбинезоне, плотно облегавшем ее худое, спортивное тело. В таком комбинезоне, наверное, удобно работать в саду. Хотя сезон садовых работ вроде бы кончился. Стояла неподвижно, смотрела на памятник, задрав голову. Будто видела что-то, чего не вижу я.
Подошел ближе, глядя на девушку сбоку. Девушка чуть старше меня. Она рассматривала солдата так, будто не понимала, что это и зачем это. Лицо серьезное, вдумчивое. С таким лицом могла бы смотреть на памятник инопланетянка. Или гостья из будущего. Да, я смотрел этот фильм, хотя ненавижу все совковое. В детстве родители заставили. Пришлось осилить, чтобы не расстраивать стариков. Я сфотографировал ее. Вздрогнув, она обернулась на щелчок.
— Привет, — сказал я.
— Здравствуй. Кому этот памятник?
Я не удивился. Иностранка, наверное. Хотя по-русски говорит чисто.
— Неизвестному солдату.
— Солдату. Человеку, который убивает людей.
Мне нечего было на это возразить.
— Я Слава, — сказал я.
Какое-то время она молчала, будто собственное имя вспоминала.
— Я Изольда. Ты здесь живешь?
Она повернулась ко мне, и я увидел на ее животе пятно засохшей грязи. Левый рукав комбинезона слегка надорван. На левой щеке — поджившая царапина. Штанины мокрые по колено. Я сразу представил, как она бежит через лес, поскальзывается, цепляется одеждой за кусты… От кого удирает? И откуда она вообще тут взялась, одна-одинешенька среди этих зарослей и развалин?
— Да, живу…
— Слава, я очень хочу есть. — Кажется, Изольда изо всех сил старалась, чтобы ее голос звучал не слишком строго. Получалось так себе.
— Пошли, поедим, — предложил я.
Сделав два шага в мою сторону, она резко остановилась и спросила:
— Мне не придется вступать с тобой в связь в обмен на еду?
Точно инопланетянка. Но я решил не удивляться. За свою жизнь я видел столько разных фриказоидов! Я мог бы как-нибудь пошутить в ответ, но не стал: чувствовал, что не поймет. Сделал такое же серьезное лицо, как у Изольды, и сказал:
— Нет, не придется.
И мы побрели к выходу из парка.
— Здесь очень мрачно.
— Ты очень наблюдательна, — не удержавшись, съязвил я.
Она задумалась ненадолго, а потом что-то неслышно прошептала. Вроде бы повторила мои слова. Запоминает. Учится говорить как земляне.
***
Первым делом я отправил Изольду принимать душ. Сварил ей рис быстрого приготовления, в пакетиках, открыл банку тушенки, вскипятил чайник. Из одежды нашел старый халат — пусть пока будет в нем, а там посмотрим.
Изольда вышла из ванной через полчаса. Наверное, и дольше там проторчала бы, но чувство голода пересилило. Впрочем, кушала она медленно, с большим достоинством. Первым делом подцепила кусок мяса, подозрительно понюхала, а потом все-таки отправила в рот.  Выражение ее лица быстро стало невозмутимым. Я подождал, пока она съест основное блюдо и приступит к чаю со сладостями. Как мне показалось, наступил момент, подходящий для серьезных вопросов.
— Тебя преследуют? — спросил я.
— Вполне возможно, — сказала она. Откинулась на стуле и громко выдохнула.
Разомлела после плотного обеда. Отвечает односложно, потому что языком ворочать лень. Придется отложить все допросы.
— Тебе есть куда идти? — задал я последний вопрос.
Изольда помотала головой.
— Иди, поспи.
Я проводил ее в одну из комнат и оставил там.
***
Она все еще спала, завернувшись в одеяло, и негромко посапывала. Судя по всему, так и продрыхнет до утра. Страшно представить, сколько она не спала до этого, сколько бегала по лесам. Только сейчас я вспомнил про ее комбинезон. Вот он валяется, у кровати. Наверное, есть смысл его спрятать или даже сжечь. Ладно, брошу его в кладовку, а там видно будет.
Кладовка рядом с кухней. Я спустился на подземный этаж. Но прежде чем спрятать комбинезон, я разложил его на столе и стал рассматривать. Захотелось поиграть в Шерлока Холмса — вдруг что-то узнаю об Изольде, чего она сама не расскажет. А я догадывался, что она не расскажет ничего. Ближайшие двадцать минут я тщательно изучал этот комбинезон. Несколько подсохших пятен грязи, чуть-чуть крови… Ничего интересного. Гораздо интереснее то, чего я НЕ нашел. Женская одежда обычно пахнет духами или какой-то другой парфюмерией. Этот комбинезон пах только осенней сыростью и чуть-чуть потом. Тут только я осознал, что никакой косметики на лице у Изольды тоже не было. Ни помады, ни теней, ничего такого. Конечно, если она отправилась в поход, то зачем ей марафет. Но комбинезон мало напоминал походную одежду. Скорее тюремную робу. Ткань тонкая — для забегов по осеннему лесу эта униформа явно не предназначена. Так и получается, что Изольда — беглый арестант из несуществующей тюрьмы. В этой тюрьме всем положена одинаковая униформа, которую там же изготовляют либо закупают на ближайшем рынке. Одна нестыковка. Если бы ее насильно удерживали на какой-то подпольной фабрике в качестве рабыни — такие случаи в дикой провинции не редкость, — она бы первым делом все рассказала бы мне как есть и потребовала, чтобы я вызвал полицию. И плакала бы навзрыд. Логично?
Изольда с самого начала была спокойна. И немногословна, хотя кое-что странное успела сказать. Странное, да. Вообще все это очень странно… 

ГК «Столица Нижний»ЖК «Симфония Нижнего»ЖК «Новая Кузнечиха»ЖК «Цветы»ЖК «Седьмое небо»ЖК «Аквамарин»Дом на СвободеБЦ «Столица Нижний»ТЦ «Этажи»ТЦ «Республика»ТРЦ «Фантастика»ТРЦ «Седьмое небо»ТРЦ «Жар-Птица»Журнал «Столица Нижний»Газета «Патриоты Нижнего»МК в Нижнем Новгороде
Телефон:   (831) 296-09-34
Email:       info@bellissimotv.ru
Адрес:   603006, Нижний Новгород, ул. Максима Горького,
д. 117, оф. 412
Created by GraphitPowered by TreeGraph