Смотрите видеоверсию журнала: Россия 1, Россия 24, Волга
Бэла Рубинштейн
Бэла Рубинштейн
Главный редактор

21.03.2012 10:46О, создатель!

Игорь Чапурин — для российской моды, как Пушкин, — наше всё: пожалуй, самый известный и востребованный сейчас на Западе отечественный дизайнер, стабильно, от сезона к сезону, представляющий миру качественный fashion-продукт, причем, без тени популизма в стиле а-ля рюс. О своем стиле и взглядах на современную моду дизайнер, ставший лицом нашего модного номера, рассказал читателям Bellissimo во время своего визита в Нижний Новгород.
О, создатель!

В наше время удивление — самый дорогой продукт, он стоит миллионы. А удивлять становится все тяжелее и тяжелее. Наверное, поэтому эклектика из ругательного слова превратилась в некий способ рассуждения о прекрасном. Раньше зеленые туфли с синим платьем выглядели как безумие, а сейчас это прекрасно. Тот, кто тонко чувствует ритм времени, при помощи эклектичных приемов создает уникальные комбинации: черное платье, черные туфли, черные аксессуары и вдруг серебряный клатч — безумно красиво.

В каждом городе я в первую очередь ищу его историю. В Нижнем Новгороде я видел Кремль, видел очень красивые деревянные дома, видел здания, которые явно строили пленные немцы после войны — этот стиль очень узнаваем. Я первый раз в вашем городе, и все это для меня очень важно.

С Найоми Кемпбелл мы начали дружить очень банально. Vogue устраивал Fashion night в одном из крупнейших мультибрендовых магазинов Москвы, и я сделал для этого события специальную лимитированную серию. Ночью зашел посмотреть, как она продается, и продавец мне сказал, что сейчас в примерочной — Найоми, она уже отобрала три платья. Я решил ее подождать, вдруг ей понадобится моя помощь. Она купила эти три платья, и после этого мы стали друзьями.

Шерил Коул надела мое платье на следующий день после парижского показа моей коллекции! Я даже не знаю, как это произошло, — я в Париже, она в Лондоне, но на красной дорожке British Music Awards на ней было платье Chapurin. И вся пресса писала о том, что самая красивая английская певица «надела» русского дизайнера. Мне кажется, надо просто любить свою профессию, и все у тебя получится.

Для меня самый неинтересный момент шоу — это мой выход к публике. Дизайнер — лицо номинальное, намного важнее, как выглядит его коллекция, а не он сам. Представьте, если бы после фильма на экране появлялся портрет режиссера, — мы бы тут же забыли свои слезы, комок в горле, биение сердца, которое вызвал этот фильм. А мой продукт — тоже фильм, спектакль. Я думаю, финальное появление дизайнера чуть-чуть снимает ту прекрасную эмоцию, которая осталась от показа.

У меня нет специального гардероба для шоу. Если это коллекция pret-a‑porter, я появляюсь в джинсах, кедах, майке и свитере. А если haute couture — в смокинге и белых кедах. Но это не более чем проявление уважения к тому, что я показываю. Я не шоумен, но при этом я не осуждаю своих коллег, которые делают спектакль из своего появления на подиуме.

Знакомства, к сожалению или нет, имеют значение везде. Одной личной симпатией многого не добьешься. Я как мамонт, я стал дизайнером, когда в России еще не было ни одного глянцевого журнала: ни Vogue, ни Cosmopolitan, ни L'Officiel. Поэтому я знаю всех редакторов — работающих, неработающих, уволенных, я знаю всю историю русского глянца только потому, что существовал до него. И, конечно, у меня прекрасные отношения со всеми этими людьми. Я никогда ничего не лоббирую, но и нельзя сказать, что попадаю в журналы не по знакомству.

Да, мой ежедневный гардероб аскетичен. Я очень уважаю молчание, я умею молчать, вдумчиво находиться наедине с собой, я люблю вдумчивых людей. Некая монохромность моего гардероба — это ровно про это, ведь с помощью цвета, который мы носим, мы передаем свое ощущение и восприятие мира.

Выбор одежды не занимает у меня ни минуты. Утром я понимаю, что у меня, например, три интервью, две примерки с частными клиентами, а вечером церемония, поэтому я беру с собой в машину смокинг: весь день рисую в кабинете в майке и джинсах, а потом молниеносно переодеваюсь в вечерний костюм и становлюсь совершенно другим.

Я почти всегда ношу браслеты Стива Уэбстера. Только иногда снимаю их, когда рисую, потому что они стучат об стол, когда делаешь энергичные движения рукой. Но потом сразу же надеваю их обратно — без них я как без дружеской поддержки. Стив — мой близкий друг, я безумно люблю и его самого, и его жену Асю. А в остальном — я легко порчу, теряю вещи, легко с ними расстаюсь. Одежда — не более чем способ самовыражения человека, а если вещь пришла в негодность… ну что делать!

Я никогда не встречаю людей по одежке. Когда я познакомился с Кристиной Агилерой, она была в рваных джинсах, майке и шлепках. Я часто встречал людей, чей внешний вид не соответствовал уровню их достатка, поэтому давно отказался от манеры оценивать людей. Оценивать не моя задача, это мешает мне психологически правильно общаться с человеком. Если человек приходит в чем-то эклектичном, что визуально мне не нравится, раздражает мой глаз, я не позволяю себе оценивать и осуждать — это его мир, его мышление. Но если его интересует мое мнение о том, как он выглядит, — я отвечу искренне, но с достоинством, не унизив его.

Специально ни с кем дружить нельзя, человек сразу это почувствует. Я счастлив, что познакомился с Аленой Долецкой за год до того, как она заняла должность редактора русского Vogue. Я всегда иронизирую: «Алена, когда я с тобой знакомился, никакой корысти у меня не было». То же самое и с влиятельной fashion-журналисткой Сьюзи Менкес — я не притягивал ее к себе за уши, не заставлял писать о себе, носить свою одежду. Сьюзи невозможно купить ничем; если она тебя поддерживает, значит, она в тебя верит; она видит гораздо больше, чем даже ты сам видишь в самом себе.

Недавно шоурум Chapurin переехал из Парижа в Милан. Милан — более коммерческая площадка, чем Париж, здесь больше возможностей привлечь новых баеров. В Париже у нас уже сложившаяся репутация, в Италии мы пока новички, но тем интереснее начинать.

Моя работа с клиентом — это всегда совместное творчество. Я выслушиваю человека, пытаюсь понять, чего он хочет и чего ждет от меня как от дизайнера. Естественно, те, кто к нам приходит, знают мой стиль, поэтому вопросов и противоречий между нами не возникает. Обычно мы делаем вариации на тему наших кутюрных коллекций, а к особо торжественным случаям — свадьбам, юбилеям, красным дорожкам — создаем уникальные платья. Я уверен, что желание получить эксклюзивную дизайнерскую вещь не исчезнет никогда, поэтому haute couture будет жить.

Весне дорогу

Весна, по мнению Игоря Чапурина, будет яркой и полной насыщенных красок — именно такой получилась весенне-летняя коллекция дизайнера. Ключевые детали — короткие юбки-солнце, рубашки с мужским воротничком, надетые поверх двухцветных легинсов, геометрически строгие, но женственные коктейльные платья, а также майки с принтами, стилизованными под витражи старинных храмов. Цветовая палитра поражает: черный здесь «подружился» с фиолетовым, оранжевым, бордо, зеленым и синим.

Совет дизайнера

Этой весной Игорь Чапурин советует женщинам приобрести блузу рубашечного типа. Лучше остановиться на модели ярких цветов — от песочно-желтого до оттенков бирюзы.

Такую блузу легко сочетать с самой разной одеждой: юбкой, брюками, пиджаком, тренчем.

Пока нет комментариев

Для того чтобы комментировать статьи зарегистрируйтесь или войдите на сайт.

ГК «Столица Нижний»ЖК «Симфония Нижнего»ЖК «Новая Кузнечиха»ЖК «Цветы»ЖК «Седьмое небо»ЖК «Аквамарин»Дом на СвободеБЦ «Столица Нижний»ТЦ «Этажи»ТЦ «Республика»ТРЦ «Фантастика»ТРЦ «Седьмое небо»ТРЦ «Жар-Птица»Журнал «Столица Нижний»Газета «Патриоты Нижнего»МК в Нижнем Новгороде
Телефон:   (831) 296-09-34
Email:       info@bellissimotv.ru
Адрес:   603006, Нижний Новгород, ул. Максима Горького,
д. 117, оф. 412
Created by GraphitPowered by TreeGraph