Смотрите видеоверсию журнала: Россия 1, Россия 24, Волга

24.10.2017 17:29Сергей Полунин

К двадцати семи годам Сергей Полунин достиг вершин балетного искусства — покорил лучшие сцены России и Европы, добился международного признания, завоевал сердца тысяч поклонников и… решил уйти из балета. Сейчас знаменитый танцовщик начинает кинокарьеру. В ноябре мы увидим его дебют на большом экране в фильме «Убийство в Восточном экспрессе». Как чувствует себя человек на пути к новому успеху? Попробуем выяснить.

В «Убийстве в Восточном экспрессе» нас было двенадцать человек. Среди них были легендарные актеры, для меня они словно с плакатов сошли. Режиссер дал мне много свободы. Я сидел и думал: «Что вообще происходит? Они что, не понимают, что я…» Сначала у меня была паника. На самом деле тебя никто не научит, как правильно сидеть, как есть, как правильно вилку держать, когда включается камера. Нужно это просто почувствовать, твоя ДНК должна к этому адаптироваться.

Мне было очень комфортно на площадке, кроме первого дня… Но вот что меня поражало. Мы отсняли дубль, и тут я замечаю, что мой сосед неправильно пистолет держит. Я говорю об этом своей экранной жене — Люси Бойнтон. Режиссер это все тоже замечает и говорит свои пожелания даже актерам с пятидесятилетним стажем. Ко мне он был очень добр, я ощущал, что он меня всегда поправит и не даст сыграть плохо.

В какой-то момент я понял, что не нужно ограничивать себя словами, определениями и клише. Как только я себе сказал: «Я не танцовщик» или «Я не актер», я почувствовал невероятную свободу. Добиваться своего нужно не в смысле вертикальной карьеры, а расширяя свои возможности во все стороны. Я могу танцевать, потом вдруг захочу сыграть в каком-то проекте как актер. Или участвовать в съемке. Или поставить балет как хореограф. Когда ты перестаешь загонять себя в профессиональные рамки, тебе открывается весь мир. Я себя снова чувствую ребенком, которому все приходится открывать впервые. Художники же как дети. Мне сейчас лет шесть, не больше.

Мне комфортно быть с камерой, я оживаю, когда камера присутствует. Сначала было очень необычно и не то чтобы боязно, а… знаете, такое странное ощущение: сидишь и думаешь, должен ли ты тут вообще быть? Когда рядом легендарные актеры… У меня дома висит постер фильма «Лицо со шрамом» с Мишель Пфайффер, а на съемках «Убийства в Восточном экспрессе» я вдруг обнаруживаю, что она сидит рядом, а напротив — Уиллем Дефо! Но я быстро адаптировался.

Мне всему нужно было учиться. Буквально как стакан держать, когда камера проходит мимо, — но я наблюдал за коллегами и учился у них. И метод применил такой же, какой применял в балете, — я ведь на сцене никогда не продумываю партию в деталях. Я выхожу на сцену и действую по интуиции. И я делал все неподготовленно, потому что я просто не знал, как готовиться.

Я много смотрел кино. Обожал Сильвестра Сталлоне. Пропустил в детстве все ранние фильмы с Микки Рурком и открыл их для себя уже взрослым. Вообще все герои боевика были моими любимыми — Жан-Клод Ван Дамм, Арнольд Шварценеггер…

Я стараюсь избегать сплетен и интриг. Я просто физически плохо себя чувствую, когда начинаются какие-то шепотки. Люди в театре очень хорошие, светлые, но да — есть много негатива, и возникает он из-за того, что все сражаются за одну роль. 150 или 200 человек метят на одну и ту же позицию, в любой момент тебе могут дать роль и роль отнять — в такой ситуации сложно всем: и артистам, и руководителям труппы. Получается не командная работа, а каждый сам за себя.

Я считаю, что правильнее импровизировать. Правильнее доверять жизни, доверять космосу, что даст тебе дорогу и правильных людей. И я верю, что если довериться жизни, то не может быть, что она тебя не направит в нужный момент. Не надо продумывать все заранее — я не понимаю людей, у которых график расписан на три года вперед. Ты не оставляешь жизни шанса сделать тебе сюрприз. А я не знаю, где буду через четыре дня. В Тибете такое же мировоззрение: живи — и сама жизнь даст тебе правильные возможности.

Я не боюсь конца балетной карьеры, поскольку моя жизнь никогда не ограничивалась танцем. Меня очень много чего еще интересует в жизни. В данный момент это кино. Мне хочется в этом разобраться, хочется узнать, смогу ли я быть хорошим актером.

Физически кино намного легче балета. Балет — это упорный одиннадцатичасовой ежедневный труд. А кино — это игра, на площадке я ощущал себя ребенком. Я бы не назвал это работой. Конечно, в кино тоже могут быть сложности, но другого толка.

Кино нельзя научить. Надо оказаться в этой среде и приспособиться. Зато я могу сказать, что я учился у лучших: я видел, как работают Джуди Денч и Шарлотта Рэмплинг, и, наверное, это самый важный опыт, который я мог получить.

Путешествие на одном из самых роскошных поездов Европы неожиданно превращается в одну из самых стильных и захватывающих загадок в истории. На новую экранизацию знаменитого романа Агаты Кристи брошены лучшие силы. Джуди Денч, Пенелопа Круз, Мишель Пфайффер, Джонни Депп, Уиллем Дефо... А наш Сергей Полунин, исполняющий роль графа-танцора, в первой своей кинороли получил возможность надавать всем вокруг в челюсть, причем с ноги. | 16+

Танцовщики не взрослеют, они остаются детьми лет до сорока. Ты всегда у станка, всегда в зале и практически не видишь жизни. А потом, да, — сразу пенсия. И помощи какой-то нет, никто не отстаивает твои персональные интересы ни в Англии, ни в России.

Удивительным образом тело подстраивается к тому, чем ты занимаешься. Мое тело на самом деле не было под балет выстроено: я был такой маленький, крепкий, коротенькие ножки — изначально меня отдали в гимнастику. Но при этом такого, чтобы мое тело как-то подводило меня или в чем-то меня ограничивало, я не припомню.

Отношение к телу в балете меняется постоянно. Например, раньше танцовщики были поплотнее. В какой-то момент все, напротив, должны были быть очень худыми. Но уже сейчас на Западе нет такого, что балерина должна непременно быть тонкой. Девочка может быть и мощной, и в труппе там можно встретить танцоров очень разной комплекции. Нужно просто выбрать тот театр и тот проект, где ты можешь подходить на определенную партию.

Не думаю, что я чего-то хорошего достиг в балете. Но мне хотелось бы изменить индустрию — облегчить жизнь молодым танцовщикам и приблизить балет к массовой аудитории. Я хочу, чтобы у всех зрителей был доступ к выступлениям — неважно, по телевизору, в кинотеатрах, на стадионах.

Я больше не ощущаю себя танцовщиком. Более того, я уже воспринимаю информацию не как танцовщик. Чисто интуитивно я тяготею к актерству. Я уже начинаю вести себя натурально перед камерой. Я уже задавался вопросом, что я выберу — балет или кино. Но окружение меня все еще поддерживает и не дает уйти из танца. Пока я совмещаю, но в моей жизни все меньше становится танца. А вот когда я получаю предложение сняться в фильме или читаю сценарий — что-то загорается внутри.

Я никогда ни о чем не сожалею. Одинаково позитивно воспринимаю и хорошее, и плохое. Единственное, о чем я сожалею, так это о том, что я только начинаю учиться строить что-то конструктивное, не разрушая ничего старого. Так что я сожалею только об этой своей неспособности.

Пока нет комментариев

Для того чтобы комментировать статьи зарегистрируйтесь или войдите на сайт.

ГК «Столица Нижний»ЖК Новая КузнечихаЖК «Цветы»ЖК «Седьмое небо»ЖК «Аквамарин»Дом на СвободеБЦ «Столица Нижний»ТЦ «Этажи»ТЦ «Республика»ТРЦ «Фантастика»ТРЦ «Седьмое небо»ТРЦ «Жар-Птица»Журнал «Столица Нижний»Газета «Патриоты Нижнего»МК в Нижнем Новгороде
Телефон:   (831) 296-09-34
Email:       info@bellissimotv.ru
Адрес:   603006, Нижний Новгород, ул. Максима Горького,
д. 117, оф. 409

Сетевое издание зарегистрировано Федеральной
службой по надзору в сфере связи, информационных
технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор):
Свидетельство Эл № ФС77-60833 от 25.02.2015 г.
Информационно-рекламное издание. 16+
Created by GraphitPowered by TreeGraph