Захар Прилепин
Захар Прилепин
Писатель, журналист, политик

20.03.2014 10:33Иди ко мне, я буду твоим господином

Че Гевара воспроизводится чаще,чем любая поп-звезда. Кто выиграет в этом соревновании —  он или Мадонна с Гагой? Не дам и цента за двух див

Мода — безусловно, женщина. Слаба, мимолетна, ранима, разноцветна. Казалось бы, ее легко победить, чтоб управлять ею. Но раз мода — женщина, то она и повелевает, время от времени выстраивая мир под себя, ежеминутно меняя свои предпочтения, страдая очаровательным отсутствием логики, меры, такта.

Мода — блистательный мир. Взирающему на этот мир кажется: если тебя приобщат к лоску и аромату моды, есть шанс стать небожителем.

Человеку скучно быть похожим на себя, ему нравится быть похожим на кого-то, кто кажется ему лучше, успешней, сильней. Позавчера было красиво платье в горошек, вчера рваные джинсы — больше на размер, сегодня — джинсы на размер меньше. От драгоценных камней величиной с яйцо к простоте и обратно. От изысканных форм к бесформенности и снова назад. Отличаться от всех так, чтобы стать неотличимым от лучших: это, знаете ли, задача.

По совести говоря, на моду легко обрушиться, обвинить ее в потворстве человеческой слабости, пошлости или глупости. Но все эти претензии стары, стары. В конце концов мода — это не только отличная возможность успешной паре явить себя в свете.

Дань моде отдают монархи, генсеки и тираны. Или даже устанавливают ее. Петр заставлял бриться и носить парики — он был тот еще модник, повлиял на русский мир много больше любого модельера. Догадываюсь, что помимо бритых бород, париков и камзолов для мужчин появились тогда и все эти женские чудачества — корсеты, чулки и прочее декольте. Петр лично проверил, как это работает, и сказал: «Хорошо».

Кеннеди, Троцкий, Кастро — чем не образчики моды, которая проходит насквозь сезон за сезоном и будет неистрибима еще многие годы, десятилетия, а то и столетия. Если б мы наверняка знали, как выглядел Чингисхан — о, как влияло бы его одеяние на стиль одежды многих и многих.

Древние греки или римляне — разве они не продолжают влиять на нашу моду?

Древняя Африка, Древняя Индия, Древний Китай — все это полноценные участники парада мод, они отвоевывают свое пространство, подспудно диктуют те или иные тренды. Великая цивилизация — всегда тренд.

А сарафан, косоворотка, тельняшка — куда они денутся? Толстовка? Между прочим, редкий случай, когда блажь русского барина и по совместительству гениального писателя стала международной модной приметой. Комиссарский кожаный пиджак, наконец. Кепка-хулиганка, брюки клеш, косынка — да мало ли что.

Мода влияла на победы армий и на их поражения тоже.

Мода касается даже такого консервативного института, как церковь. Когда нынешние борцы с переизбытком церковного благолепия говорят про роскошь одеяний патриархов — разве они не догадываются, что все эти, казалось бы, излишества в данном случае есть обязательная и неизбежная составляющая ритуала? Церковь, чтобы влиять, должна восхищать — иначе зачем весь мир возводит такие храмы? Священник, равно как и генерал, флотоводец, астронавт, должен выглядеть величественно. Он ведет нас к иным мирам, мы вверяем ему свою душу и тело.

Порой моду воспринимают как стихию — и что-то в этом есть, опять же, схожее с женщиной. Не хочу ботинки-лодочки, хочу милитаризма, берцев, кожаных ремней. Разонравились мини, хочу макси. Долой косу до пояса, бреюсь наголо.

В моде действительно присутствует что-то от живой природы. Налетел ветер, поднялись волны, смыло побережье. Выигрывают те, кто угадал ее приход за полшага: будь то одежда, автомобилестроение, кулинария, музыка или литература. Заступил черту — и ты последний. Вышел на старт за день до соревнований — над тобой только посмеялись. Потом узкий специалист снисходительно похвалит: этот парень предвосхитил время.

Но главный кэш берет всегда тот, кто плевать хотел на время — а делал свое дело, и время отдалось ему.

В прошлом веке пальму первенства держали музыканты и артисты, чуть реже — писатели. Гламур Элвиса Пресли, мотоциклистская куртка Алена Делона, взметнувшееся платье Монро, бондиана Шона Коннери, хайр и очки Джона Леннона, дреды Боба Марли, трансформировавшиеся в задорный прикид Джека Воробья, аскетизм Брюса Ли и плащ Брендона Ли, кожаные куртки Depeshe Mode — по этим признакам опознавали и опознают своих на любом континенте. Свой непобедимый стиль дал Маяковский — самый модный, наряду с Гагариным, советский тип. Старина Хемингуей надел свитер грубой вязки и сберег от простуды огромное количество научно-технической интеллигенции и гуманитариев нашей страны: они последовали его примеру. Потом в этом свитере появился Олег Янковский в «Обыкновенном чуде», и свитер стал еще ближе и роднее.

Каддафи был похож на Майкла Джексона: и не поймешь, кто кого обворовал.

Брис Уиллис побрил наголо армию мужчин, живущих по разные стороны всех океанов.

А Че Гевара просто красиво прожил красивую жизнь, не забыв описать ее в дневниках: теперь он смотрит на мир с миллионов маек и воспроизводится чаще, чем любая поп-звезда. Посудите сами: кто выиграет в этом соревновании — он или Мадонна с Гагой? Не дам и цента за двух див.

Роберт Смит из группы Cure переодел и накрасил Цоя, Кинчева, Борзыкина и «Агату Кристи». Следом в 90‑е переоделись в России миллионы подростков в черное, немаркое, отрастили челки, подвели сумасшедшие глаза. Потом на этой основе выросло поколение эмо.

Не так давно пришли негры из Гарлема, натянули на голову капюшоны, на бычьих шеях — золотые цепи и серебряные кресты — они сделали всему миру рэп. Мир поначалу отшатнулся, потом привык.

Причем причины всего случившегося сплошь и рядом были банальны и даже приземленны. Хемингуей занимался рыбалкой и охотой — ему в свитере казалось удобней. Брюс Уиллис начал лысеть и устал расчесывать последнюю прядь так, чтоб она спрятала голый череп. Майкл Джексон всего боялся и хотел выглядеть воинственно. Роберт Смит был ни разу не гей, как и все его русские рок-наследники, зато обладал заурядной и стертой внешностью, поэтому раскрасил себя и стал похож на привлекательного демона. Негры же так долго бедствовали и голодали, что золото для них стало подтверждением статуса — а капюшоны и прежде, и теперь помогают им смотаться с места преступления так, чтоб их не засекли камеры слежения и не опознали полицейские.

Все перечисленные подчинили моду себе, навязав себя миру. «Женщина, рядом!» — скомандовали они. И мода подчинилась.

Сегодня взломаны все иерархии: аристократия стремится одеваться неброско, барышни изображают крестьянок, крестьянки рядятся в барышень, пацифисты наряжаются как военные, президенты похожи на актеров, актеры на астронавтов, бояре на холопов, опричнина на экологов, правоохранители на бандитов — все смешалось.

Но мода, как и прежде, ждет того, кто придет и по праву харизмы, таланта, силы, удачи научит ее послушанию. Быть может, он будет являть собой нечто среднее между мужчиной, женщиной и конфетной оберткой и пахнуть будет как леденец. Но, быть может, он будет пахнуть зверем, есть мясо с ножа, а из особых примет у него останется только шрам через половину лица. Что до его одежды — она окажется черна, красна, огнеупорна, непромокаема.

Никто не знает, как будет. Но я предпочел бы второй вариант.

Пока нет комментариев

Для того чтобы комментировать статьи зарегистрируйтесь или войдите на сайт.

ГК «Столица Нижний»ЖК «Симфония Нижнего»ЖК «Новая Кузнечиха»ЖК «Цветы»ЖК «Седьмое небо»ЖК «Аквамарин»Дом на СвободеБЦ «Столица Нижний»ТЦ «Этажи»ТЦ «Республика»ТРЦ «Фантастика»ТРЦ «Седьмое небо»ТРЦ «Жар-Птица»Журнал «Столица Нижний»Газета «Патриоты Нижнего»МК в Нижнем Новгороде
Телефон:   (831) 296-09-34
Email:       info@bellissimotv.ru
Адрес:   603006, Нижний Новгород, ул. Максима Горького,
д. 117, оф. 412
Created by GraphitPowered by TreeGraph